Участие адвоката-защитника в предварительном следствии и дознании

Участие адвоката-защитника в предварительном следствии и дознании.

Общие основы защиты по уголовному делу заключаются в максимально полном использовании адвокатом всех средств процессуальной деятельности, предоставленных уголовно-процессуальным законодательством.

Полномочия адвоката

Полномочия защитника регламентированы ст. 53 УПК РФ. С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе:

— иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания. Свидания должны проходить наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности;

— собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. Защитник вправе собирать доказательства путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии;

— привлекать специалиста;

— присутствовать при предъявлении обвинения;

— участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника;

— ознакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому;

— ознакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

— заявлять ходатайства и отводы;

— участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;

— приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом;

— использовать иные не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты.

Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

Тактика защиты адвоката по уголовному делу

В процессе работы по уголовному делу адвокат должен действовать тактически верно. Для этого из всей массы фактического и правового материала по делу необходимо выделить опорные тактические пункты и дальнейшее участие в уголовном процессе строить в соответствии с ними. Процесс работы адвоката с учетом опорных пунктов включает несколько последовательных стадий.

1. Адвокату необходимо изучить материалы дела для того, чтобы ориентироваться в происходящем. Качественная защита обвиняемого по уголовному делу невозможна без знания тактики обвинения, а также тактики защиты других фигурантов по делу, без ознакомления с имеющимися по делу доказательствами.

Однако общая картина у адвоката складывается, как правило, в момент окончания предварительного следствия, когда он имеет возможность ознакомиться со всеми материалами дела, оформленными в окончательном виде, в котором они поступят в суд и будут исследованы в судебном следствии.

Иногда адвокат имеет возможность и до окончания предварительного расследования получить информацию об инкриминируемом деянии. Источниками этой информации, как правило, являются:

— пояснения подзащитного по поводу вменяемого органами предварительного расследования уголовно-наказуемого деяния;

— пояснения лица, ведущего предварительное следствие либо дознание;

копии протоколов следственных действий, произведенных с участием подзащитного;

— объяснения свидетелей и потерпевших по уголовному делу, отобранные адвокатом самостоятельно с их согласия;

— имеющиеся на руках у подзащитного экземпляры врученных ему органами предварительного расследования постановлений и определений;

— объяснения иных лиц, обвиняемых по тому же уголовному делу;

— пояснения адвокатов-защитников других обвиняемых по тому же уголовному делу.

Сбор информации из перечисленных источников может дать адвокату представление о складывающейся картине по уголовному делу. Однако каждый из источников информации очень редко дает полностью достоверную информацию, поэтому общая картина по делу у адвоката в определенной степени искажена. Причины искажения информации разные. Обвиняемые, поясняющие адвокату обстоятельства дела, а также рассказывающие суть ранее даваемых ими показаний, нередко путаются в них в связи с тем, что в момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения либо в отношении них применялись незаконные методы воздействия оперативными работниками правоохранительных органов в момент получения первоначальных признательных показаний. Кроме того, необходимо понимать, что даже само прочтение текста составленного протокола либо вручаемого постановления является для некоторых обвиняемых непростым делом в силу их малой грамотности, тем более, что значительная часть лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, страдают различными психическими отклонениями. Многие обвиняемые, давая показания и подписывая протоколы следственных действий, не вполне понимают содержание составляемых должностными лицами документов. Поэтому информация, полученная адвокатом от доверителя, нуждается в перепроверке из других источников.

При получении информации от должностных лиц, являющихся представителями обвинения, необходимо учитывать, что они являются процессуальными противниками адвоката, и информация, поступающая от них, может искажаться умышленно, либо часть информации может быть скрыта. Настороженно необходимо относиться и к информации, получаемой от других обвиняемых либо их защитников, тем более, что обмен информацией по уголовному делу между адвокатами допустим только с разрешения их доверителей, которое не всегда может быть получено.

Свидетели и потерпевшие по уголовному делу искажают информацию по обеим названным причинам, то есть и в силу малой юридической грамотности, и в силу враждебного настроя к адвокату как к лицу, защищающему недостойного члена общества, более того — нанесшего обиду потерпевшему.

Для устранения искажения общей картины по уголовному делу адвокату целесообразно рекомендовать своему подзащитному пользоваться правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ, то есть не свидетельствовать по делу против себя. Показания по уголовному делу никогда не поздно дать в судебном следствии, но тогда эти показания будут уже сверены с иными доказательствами, собранными обвинением по делу, что устранит излишние противоречия в доказательственной базе защиты. Поспешная дача показаний может привести к тому, что их необходимо будет в дальнейшем изменить под давлением совокупности собранных обвинительных доказательств.

Каждое изменение показаний подзащитного по делу расценивается судом как попытка уйти от уголовной ответственности, то есть косвенно говорит о виновности подзащитного. Такой подход объективен: если человек говорит истину, то она не может быть высказана с существенными противоречиями. Поэтому адвокат должен допускать изменение показаний своего подзащитного только в самых крайних случаях. Лучше в начале уголовного процесса не давать никаких показаний, а в конце дать стройные и непротиворечивые показания, чем менять показания в ходе досудебного и судебного разбирательства. Однако и злоупотреблять правом на отказ отдачи показаний также нельзя. Показания, которые не могут вступить в противоречия с иными доказательствами по делу, могут быть даны незамедлительно. Тем более, если эти доказательства свидетельствуют о невиновности подзащитного. К таким показаниям в первую очередь необходимо отнести сведения об алиби подзащитного. Если же по делу проходит несколько обвиняемых, интересы которых противоречивы, тем более, если сам подзащитный путается по каким-либо причинам в объяснении случившегося, дача показаний противопоказана.

2. После получения информации, которая может быть оценена адвокатом как достаточно достоверная, необходимо выделить основные опорные пункты по вменяемым эпизодам преступной деятельности. Для этого вменяемое деяние должно быть разбито на отдельные элементы, несущие самостоятельную смысловую нагрузку в уголовном процессе.

В качестве опорных пунктов следует выбирать только те процессуальные противоречия, один из вариантов решений которых приводит к изменению квалификации содеянного. Например, стоимость похищенного имущества находится на грани, определяющей крупный и особо крупный размер, то есть влияет на квалификацию. В данном случае можно бороться за снижение стоимости похищенного, например, путем проведения товароведческой экспертизы, которая покажет реальное снижение стоимости конкретного изделия, либо путем применения норм амортизации к похищенному имуществу, если оно находится на балансе юридического лица, на основные средства которого начисляется амортизация. Можно ходатайствовать о приложении справки из органов статистики о среднерыночной стоимости аналогичного имущества, если его стоимость необоснованно завышается потерпевшим. Снижение в результате таких процессуальных действий стоимости похищенного имущества до менее чем 250000 руб. может изменить квалификацию с третьей на вторую часть ст. 158 УК РФ (кража), с соответствующим снижением максимального наказания с 6 до 5 лет.

Тактика защиты по уголовному делу на основе опорных пунктов призвана экономить процессуальные силы сторон, а также имеет целью помочь адвокату увидеть и понять реальные перспективы по делу. В том случае, если адвокат защищает лицо, обвиняемое в совершении уголовного деяния, бессистемно, он либо вообще не видит вариантов защиты, так как весь массив процессуальной информации практически невозможно воспринять одновременно, в силу чего бездействует и упускает тактические и стратегические возможности, либо начинает бороться за каждую крупную, среднюю и мелкую процессуальную позицию. Такая защита хороша в случае, если единственной целью ставится затягивание предварительного либо судебного следствия.

Если же цель защиты более серьезная, то она вряд ли может быть достигнута борьбой сразу по всем позициям. В такой борьбе за деревьями не виден лес. Обжалуя все подряд и настаивая на всех пунктах хаотично выстраиваемой версии защиты, адвокат рискует добиться единственно внутреннего убеждения суда в том, что подзащитный пытается избежать уголовной ответственности всеми возможными средствами. Необходимо выбирать основные, наиболее перспективные и значимые для защиты варианты развития процессуальной ситуации, которые могут быть обоснованы наличествующими либо перспективными относимыми и допустимыми доказательствами. Прорыв линии обвинения по одному из ведущих опорных пунктов, имеющих значение для квалификации вменяемого преступного деяния, может снизить размер наказания либо полностью декриминализовать деяние подзащитного.

В качестве подтверждения сказанного можно привести широко используемый опытными адвокатами прием, суть которого заключается в том, что при ознакомлении с материалами дел по имущественным преступлениям, в основном грабежам, выясняется, были ли ранее между собой знакомы потерпевший и обвиняемый и не было ли у обвиняемого к потерпевшему материальных претензий. Если будут доказаны долговые обязательства, то грабеж переквалифицируется на самоуправство, санкция по которому значительно ниже, а в делах с участием несовершеннолетних в некоторых случаях уголовное преследование прекращается ввиду недостижения возраста уголовной ответственности, так как уголовная ответственность за самоуправство наступает только с 16-летнего возраста, тогда как за грабеж — с 14-летнего. Другим подтверждением процессуальной тактической победы является грамотный анализ факта вменяемого проникновения в жилище потерпевшего. Если потерпевший сначала пригласил лицо в помещение, а затем был им ограблен, проникновение считается законным, и п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ не может быть вменен, что при отсутствии иных квалифицирующих признаков не позволяет привлечь подзащитного к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Адвокатское расследование

Такое действие, как «опрос защитником лиц с их согласия» в п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ названо средством собирания уголовно-процессуальных доказательств. Рассматриваемое право хотя и предусмотрено уголовно-процессуальным законом, но должным образом со стороны законодателя не обеспечено. Законодатель четко ограничил круг субъектов собирания доказательств (ст. 74, ч. 1 ст. 86 УПК РФ). Адвокат лишен процессуальной возможности допросить свидетелей защиты и представить их показания суду.

Профессор П.А. Лупинская писала, что «документы, предметы, сведения, полученные в результате опроса защитником лиц, не отвечают такому обязательному свойству доказательств, как допустимость, так как они не получены и не закреплены в процессуальном порядке и в процессуальной форме».

Подобная позиция является порождением слабости формулировок УПК РФ.

В п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ говорится об опросе защитником не свидетеля, а «лица». Защитник «при опросе лица (не имея властных полномочий по выполнению следственных действий) не вправе предупреждать опрашиваемого об уголовной ответственности по ст. 307—308 УК РФ, разъяснять последнему содержание указанных уголовно-правовых норм, поскольку опрашиваемое защитником лицо как таковых показаний не дает, а лишь сообщает те или иные сведения».

Сведения, собранные защитником в результате опроса лица с его согласия, являются иными доказательствами по делу.

Виды актов адвокатского расследования:

— ходатайство (ст. 119, 120 УПК РФ);

— жалоба (ст. 123 УПК РФ);

— объяснение лица, опрошенного адвокатом с его согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ);

— заключение эксперта (при назначении экспертизы до возбуждения уголовного дела);

— адвокатский запрос;

— ответ на адвокатский запрос.

Форма актов адвокатского расследования — письменная.

Структура актов адвокатского расследования в большинстве случаев предполагает наличие трех частей:

— описательной;

— мотивировочной;

— просительной.

Содержание актов адвокатского расследования включает доказательственную информацию по делу, оправдывающую подзащитного либо смягчающую его ответственность.

Значение актов адвокатского расследования заключается в том, что они могут быть приобщены к материалам уголовного дела и положены в основу приговора (оправдательного либо менее строгого по отношению к приговору, который был бы вынесен на основе только доказательств стороны обвинения).

Предварительная беседа с подзащитным

При вступлении адвоката в уголовное дело на любой стадии процесса первым его действием является организация предварительной беседы со своим подзащитным (согласование позиций, линии защиты). Игнорирование значения предварительной беседы с подзащитным, либо ее скомканное, краткое проведение может резко отрицательно сказаться на результате всей работы защитника.

Предварительная беседа с подзащитным подразумевает:

— выяснение у подзащитного обстоятельств, не нашедших отражения в собранных материалах уголовного дела;

— согласование позиции по делу;

— подготовку подзащитного к даче показаний;

— разъяснение подзащитному его прав и обязанностей.

В процессе предварительной беседы с подзащитным особо следует оговорить форму его поведения в судебном заседании, так как нередко лица, привлекаемые к уголовной ответственности, ведут себя не только неадекватно, но и оскорбительно к иным участникам процесса, в основном к потерпевшим и свидетелям.

Ознакомление с материалами дела

В процессе ознакомления с материалами уголовного дела необходимо сопоставить даты и время проведения всех процессуальных действий. Для этого рекомендуется в ежедневнике отмечать по ходу изучения каждого протокола время и дату его составления. Если время составления нескольких протоколов совпадет, либо между составлением нескольких протоколов отсутствует промежуток времени, а места их составления различные, то это свидетельствует об их незаконности.

Если адвокат обнаружил процессуальные дефекты, отраженные в протоколах следственных действий, то не следует сразу заявлять ходатайство об их устранении, так как данные протоколы могут быть переписаны следователем без нарушений. Указывать на допущенные на предварительном следствии нарушения закона необходимо не следователю, а непосредственно суду на предварительном судебном слушании либо в судебном следствии, когда следователь уже не имеет доступа к материалам уголовного дела.

Другой момент, на который необходимо обращать адвокату особое внимание на данной стадии уголовного процесса, — это участие понятых при производстве следственных действий. Данные всех понятых необходимо выписать и после того, как уголовное дело будет направлено в суд, побеседовать с ними. Нередки случаи, когда понятые не только не участвовали в проведении следственных действий, но и находились в другом населенном пункте (в командировке либо на отдыхе).

Пренебрегать опросом понятых нежелательно еще и потому, что они, за некоторыми исключениями, являются лицами незаинтересованными в результатах расследования по уголовному делу, и если адвокату удается найти с понятым психологический контакт, можно получить дополнительного свидетеля защиты. Нередко понятые поясняют, что работник полиции им просто указал, где надо расписаться.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − 11 =